Deprecated: Function set_magic_quotes_runtime() is deprecated in /home/httpd/vhosts/folkler.ru/httpdocs/textpattern/lib/txplib_db.php on line 14 Фольклор: Ремесло, как мистический ритуал.

Ремесло, как мистический ритуал.       .: Индусы     Ремесло :.

Ремесло-мистический смысл

Багровая птица, могучая, отважная, древняя, не имеющая гнезда.

Ригведа

Вглядываясь в глубь древней традиции индийских ремесел, мы обнаруживаем, что творчество по своей природе было анонимно. Непосредственное чувственное восприятие и следование строгим правилам являлось источником образов. В созданной форме отражалось истинное соотношение материи, пространства и энергии. В Чандогья Упанишаде говорится, что всякое творчество начинается в пространстве внутри сердца, наполненном, неактивном. Там все чувства существуют слитыми воедино, там в расцвете всех чувств стираются границы между внутренним и внешним миром, между субъектом и объектом восприятия. Отсюда— высшая способность мастера к проникновению в суть вещей. Он видит невидимое, он прозревает бесконечность пространства и жизнь у самих ее истоков, он проникает взглядом внутрь оболочки. И творит.

В Индии, сколь ни разнообразны по форме и назначению творения ремесленников в городах, деревнях или в среде примитивных племен, творческий процесс всегда уходит корнями в традицию. Для того чтобы вскрыть истоки этой традиции и верно оценить ее место в эстетической и социальной жизни страны, необходимо рассмотреть те нормы, которые сформировали видение индийского ремесленника и снабдили его набором формальных средств и приемов творчества.

Та зрелая схема, которой традиция ремесел в Индии следовала в течение 5000 лет, сформировалась в городах долины Инда. Ремесленники в этих городах пользовались колесом и подчинили себе огонь. Это сказалось на характере транспортных средств и приемах обработки гончарных изделий. Ремесленники научились выплавлять и ковать металлы. Человек открыл законы геометрии и священную природу абстракции и изобрел простейшие инструменты для измерения углов. Это позволило ему добиться большой точности при строительстве зданий.

В городах долины Инда было обнаружено большое количество амулетов и печатей—миниатюрные изделия из глины, керамики, металла и полудрагоценных камней. Эти предметы, возможно, имели ритуальное назначение, являясь носителями сакральной силы, защищающей владельца амулета и наделяющей его магическими способностями. Таких предметов сакрального характера, как иконы и образа, по-видимому, не было. Обряды и ритуалы предшествуют появлению идеи бога. Те символы, которые питали духовную жизнь Индии, были уже представлены на печатях и амулетах как вполне развитые и сформировавшиеся.

На севере проходил древнейший в мире караванный путь, который связывал западный Китай с Сирией и Восточной Европой. Купцы, монахи, паломники и ремесленники кочевали по необъятным просторам Азии, неся с собой свои мифы, символы и ремесла. Через перевалы в Гималаях эта дорога вела и в Индию. На протяжении веков в Индию шли торговцы, ремесленники и завоеватели. Иноземные ремесленники несли с собой нзвые формы и новые приемы творчества, которые, сталкиваясь с местной традицией, либо видоизменяли ее, либо растворялись в ней. В VII веке Сюань-цзан вернулся через гималайские перевалы в Китай, взяв с собой шесть скульптур Будды, ставших прообразом будущих изображений Будды в китайской традиции.

Вторжение кочевых арийских народов с севера принесло на индийскую почву новые концепции мышления, новые направления искусства, новое восприятие мира и новую социальною организацию. Арии, певцы и музыканты, принесли с собой гимны природе, посвященные солнечному богу Адитье, богу ветра Ваю, деве зари Уше. В сознание народов страны вошли новые звучания, новый язык, новое отношение к природе, новые идеи. В культуру народов Инда, Ганга и Нармады влилась струя ведической поэзии. Новые звучания слились с пением ветра, дождя и грома.

Ведические гимны распевались — письменность была еще неизвестна. Звучание и значение слов воспринималось только на слух. Слушание было живым искусством, и на нем основывалось видение.

Арии были великими поэтами и сказителями. Мифы и легенды, вошедшие в эпические поэмы Махабхарата и Рамаяна, а позднее — в пураны, стали тем материалом, из которого индийские ремесленники черпали темы и образы своих творений.

Панини, первый из великих грамматиков, еще в V веке до н. э. употребил слово шилпа, ремесло, как родовое понятие для обозначения искусства художников, танцоров, музыкантов, ткачей, гончаров, портных. Позднее в этот перечень было включено даже искусство акробатов. Слово, обозначающее ремесло, стало также значить мастерство. С древнейших времен традиции индийского искусства развивались в разных направлениях. Панини упоминает ремесленников, творивших для царя и двора (раджа шилпин), и деревенских ремесленников (грама шилпин). В каждой деревне было пять видов ремесленников: горшечники, кузнецы, плотники, цирюльники и стиральщики. В современных индийских деревнях те же пять видов ремесленников обеспечивают нужды деревенского сообщества.

В начале нашей эры было изобретено большое количество новых инструментов (янтра). Новые потребности создали условия для развития новой технологии и новых отношений между творцом и потребителем. В основу ремесленного производства легли строгие принципы геометрии и пространства, а также высокоразвитая цветовая символика. Однако индийские тексты ничего не говорят об инструментах и их эволюции, кроме инструментов, связанных с тантрической практикой и алхимией.

Одновременно с развитием новой техники возрастал интерес к тантре и алхимии., что в свою очередь приводило к новым открытиям в металлургии. Были созданы тигли, способные выдержать высокие температуры при алхимических опытах. Алхимики активно экспериментировали с цветом наблюдая, как разные металлы окрашивают пламя. Медь давала синюю окраску пламени, олово -сизую, железо — желто-коричневую, медный колчедан — красную. Эти наблюдения алхимиков легли в основу представлений о Богине, как о первозданной энергии. Исследования лекарственных трав, проводимые алхимиками, привели к открытию новых красителей. Многие древние приемы крашения могут быть обнаружены в ранних трудах по аюрведе (традиционной медицине).

Мы видим, что с древнейших времен мысль Индии была направлена на проблемы мировоззрения и на возможности расширения горизонтов восприятия. За несколько столетий до начала новой эры расцвет поэзии, музыки, искусств и философии обогатил ум и чувства человека. Интерес к медитации и самопознанию открыл новые горизонты сознания и привнес в искусство понимание пространства и покоя, движения и неподвижности. Эта революция в сознании способствовала появлению новых приемов и новой техники ремесленного производства. Древнейшие народные представления и стремления получили закрепление в иконографии и приобрели свои видимые атрибуты; мифы и символы воплотились в камне. Как и во всех монументальных искусствах, в ремесленном творчестве непосредственное восприятие, видение, слышание, чувствование являлось источником образов, вслед за чем развились сложные теории искусства, призванные закрепить и увековечить истины, открывшиеся духовному подвижнику — мастеру. Ибо никакая теория не рождается прежде великого искусства и не порождает его, а лишь возникает на его основе. Так и в Индии многообразие созданных форм в первом тысячелетии нашей эры породило эстетические теории, которые заложили принципы работы будущих поколений ремесленников. С закреплением этих теорий творцы все меньше полагались на непосредственное чувственное восприятие, и формы искусства становились лишь отражением традиции.

В основу произведения искусства были положены три параметра: рупа, или форма, прамана, или пропорция, и варна, или цвет. Совершенная форма определялась строгими правилами! соотношения длины и ширины. Эти пропорции использовались не только в скульптурных и архитектурных произведениях, но и в прикладных искусствах, будь то ткани, золотые украшения, колесницы или оружие.

Каждый цвет (варна) имел множество оттенков, ассоциированных с различными эмоциональными со стояниями. Цвета соответствовали и временам года, и мелодиям, тоже связанным с ними:

с буйством весны или с радостью сбора урожая. Но рупа, прамана и варна, вместе взятые, еще не создавали произведение искусства. Оно пробуждалось к жизни, когда его наполняла раса.

Раса – это сущность, полнота видения, слышания, осязания, ощущения, то, что пронизывает собой, преобразует и одухотворяет произведение искусства. Раса – это суть видения, слышания, чувствования, вздымающаяся волна красоты, без которой произведение, обладающее совершенными пропорциями и цветом, остается мертвым, безжизненным. Краеугольным камнем всех теорий искусства стало представление о том. что все творческие потенции проистекают из единого источника. Ни один из видов искусства не является продуктом деятельности какого-либо одного органа чувств, например глаза или уха. Великое искусство рождается тогда, когда все способности к чувственному восприятию действуют как единое целое. Первым среди ремесел стала читиа, искусство живописи и скульптуры. Как реки стекаются в океан, так все искусства сходились к читре. Но знание читры было невозможно без знания музыки, пения и танца. Исходным пунктом для серьезного художника было изучение искусства пения. Ухо пробуждалось для слуха, настраиваясь на звучание, громкость, смысл. Так постигалось значение поэтических миниатюр — доха, музыкальных ладов — раги и рагини, умение улавливать настроение и эмоции. Умение понимать вокальную музыку приводило к пониманию музыки инструментальной. Познавалось пространство и звук, движение, лишенное явного смысла, но обладающее формой и гармонией. Это приводило к пониманию того, что искусство есть нечто большее, чем значение слова или форма, воспринимаемая глазом или ухом.

Из инструментальной музыки родилось искусство танца, в котором музыка получила воплощение в движении и зримой форме. Танец включал в себя звучание и движение, поэзию и абстракцию. Так постигалось значение мудры, символического жеста, наполненного смыслом.

Из танца родилась читра — живопись и скульптура, где звучание, движение и значение соединились в неподвижной форме. Для глаза, наученного видеть, и для уха, наученного слышать, открывались не только цвет, форма и смысл, но и музыка (тень звука, дхвани), заключенная в неподвижной форме. В читре содержится целостное видение, где взаимодействуют все чувства, способные соединить конкретный смысл и абстракцию, цвет и пропорции, настроение и эмоции, движение и его остановку, символ и поэзию, пространство, звук и форму.

Ремесленник, обладавший правильным пониманием читры, назывался раем/с или расадхари, носитель расы, сущности; это был художник, овладевший целостным видением и техникой его воплощения.

Классическая традиция индийских ремесел развивалась при дворах правителей, при храмах, возводимых правителями во славу богов. Ремесленники унаследовали инструменты и приемы технического мастерства от народов, населявших долину Инда, но к этому добавилось представление о природе и составляющих ее элементах и понимание пространства и звучания, привнесенные на индийскую почву ариями.

Проникнутое глубочайшими идеями, разработавшее богатейшую мифологическую символику, изящное и утонченное, классическое направление индийского искусства создало не только великие произведения скульптуры и архитектуры, но и предметы повседневного обихода, которые по красоте формы и точному пониманию функционального назначения материалов и технологии изготовления почти не имеют себе равных.

В русле традиции формировались сообщества ремесленников, делившиеся по профессиям на цехи (шрени). Расцвели великие школы потомственных ремесленников. Средством обучения были стихотворные формулы на санскрите, рисунки и схемы. Традиция служила азбукой, образцом для создания орнаментов, для постижения законов геометрии и изготовления сложных инструментов (янтра) для передачи сути (бинди) и, наконец, для открытия законов соответствия инструментов материалу. Традиция была также великим источником связи ремесленного творчества с чувствами и чаяниями общества. Знание передавалось от отца к сыну, от учителя к ученику. Ремесленник был и творцом, и исполнителем. Различие между изящными искусствами и ремеслами пока еще не существовало.

Форма ремесленных изделий, создававшихся в русле традиции, почти не менялась с течением времени, но ремесленник никогда не задавался целью подражать предшественникам. Однако с изменением покровителя или заказчика менялись иногда форма и техника производства. Но в основном в ремесленнических сообществах, концентрировавшихся вокруг храмов и мест паломничества, формы, техника и приемы изготовления сохранялись в течение длительного времени. Религиозные ритуалы требовали, чтобы божеству подносилось лишь самое лучшее, без малейшего изъяна. Процветали цехи ткачей, скульпторов, художников — живописцев, красильщиков, ювелиров Заказчиками были храмы и паломники, увозившие к себе, на далекую родину, изображения богов и другие произведения искусства.

Цехи, шрени, занимали исключительное положение в общественной, экономической и религиозной жизни общества — подобно тому положению, которое занимают крупные промышленные фирмы в сегодняшней Индии. Сохранились упоминания о цехах ткачей и торговцев зерном, снабжавших тканями и зерном буддистские монастыри в Аджанте и Насике. Резчики по слоновой кости создали резную ограду и ворота Тропы Паломников вокруг главной ступы в Санчи (I в. до н. э.). Есть упоминание о постройке в VII веке н э величественного Храма Солнца в Мандоре, Раджастан, цехом шелкоткачей из Гуджарата.

С установлением правления Великих Моголов в сознание индийского ремесленника вошли новые представления, изменилось его отношение к материалам и инструментам. Впервые в истории индийского искусства разделились функции художника, создающего замысел произведения, и непосредственного исполнителя. На смену анонимным произведениям пришли авторские работы, где имя художника и мастера было названо. На индийскую традицию оказали влияние принципы исламской эстетики, обращавшейся к цветам и фруктам более умеренного климата. Новая нежная палитра зеленый цвет луговой травы, розовый, фисташковый – сменила традиционные краски – красный лак, корень марены, индиго и другие. Это привело к открытию новых способов получения растительных красителей.

Миниатюры этого периода запечатлели ткани необычайной красоты и богатства отделки. Концы кусков тончайшего муслина часто украшались золотым шитьем. Подобно тому как ювелир придает форму изделиям из кованого золота и эмали, сверкающей, как драгоценный камень, так и художник, ткач или вышивальщик использовал все свое мастерство для того, чтобы вдохнуть жизнь в узоры из золота на тканях.

При дворах правителей наблюдался небывалый подъем ремесел. Расцвело ювелирное искусство, изготовление эмалей, инкрустация мрамором и нефритом, резьба по слоновой кости. Создавались великолепные, утонченные изделия; излюбленными темами художников были красота садов и сцены охоты, столь любимой Великими Моголами. Все это неизбежно должно было привести к изменению принципов художественного видения. В древней традиции все формы художественного творчества воспринимались как нечто единое, создание художественных произведений было подчинено задачам религиозного характера и во главу угла ставились проблемы соотношения пропорции и формы, чем и определялась глубина и значимость произведений. При дворах могольских правителей на первый план стало выдвигаться не столько следование живым образцам, сколько утонченность отделки, изящество и изысканность. Между ремеслом и основными видами изящных искусств — скульптурой, живописью, архитектурой — был вбит клин. Лишь в отдельных центрах в южной Индии храмы по-прежнему оставались богатыми заказчиками художественных произведений, на остальной же территории Индии древняя традиция пришла в упадок.

Принципы деревенского (деши) ремесла базировались на местных ремесленнических традициях. Творчество было полностью анонимно. Народное искусство словно бы отрицало линейность времени, развитие, эволюцию и вращалось по кругу в соответствии с аграрными циклами, при этом магия, ритуал, символ и миф были признаками не только далекого прошлого, но и реального настоящего.

Это было искусство, чуждое подражанию. Оно воспринимало новые элементы, входящие в окружающую среду, и включало их в свой выразительный язык. Деревенское искусство было лаконичным и лишенным всего несущественного. Деревенский ремесленник словно бы заглядывал непосредственно во внутреннюю суть вещей и затем выражал свое видение с максимальной экономией средств.

Народным ремеслам всегда была присуща пластичность — пластичность мягких материалов, глины и дерева, использование воска при отливке металлов и пластичность формы, не связанной жесткими установками классической традиции в том, что касается пропорций и атрибутики. Благодаря этому возникает непосредственное подчинение ремесленного производства нуждам сообщества, ремесленные изделия получают четкое функциональное назначение, а труд ремесленника окружается поэтическим ореолом.

Гончар как один из древнейших творцов формы – глиняных горшков или изображений богини-матери — является также и жрецом, который лепит глиняных лошадей, становящихся хранителями земли и ее храмов. На празднествах, посвященных богине-матери, именно жрец-горшечник распевает древние баллады, прославляющие богиню, ее происхождение и деяния.

Деревенские кузнецы в различных районах Индии пронесли сквозь века свои древние приемы отливки полых и цельнометаллических изделий для ритуальных нужд. Изготовление металлических предметов носит характер ритуального действа, поскольку при этом происходит алхимическое превращение земли, огня, пчелиного воска и расплавленного металла. Образ в металле создается в темноте, внутри металлической оболочки заключена священная земля. Позднее посредством ковки или чеканки изделию придается окончательный вид. Использование воска при отливке этих изделий предопределяет плавность линий, вес и характер узоров предметов сакрального назначения.

Хотя женщины и не были членами ремесленнических цехов, тем не менее только благодаря женщине древняя народная культура смогла сохраниться в обрядах и ритуалах плодородия, именуемых врат. Эти врат со своей разнообразной символикой сопровождают все стадии жизни человека к северу от гор Виндхья, создавая ритуальную основу, определяющую жизнь индуса-семьянина. Правил врат не коснулись брахманические каноны, требующие дисциплины и подчинения, и поэтому они предоставляют участникам обрядов — ремесленникам и женщинам — относительную свободу от буквы древней традиции. Эти ритуалы очень многоплановы, в них используются песня и танец, живопись и другие виды искусства, магические формулы, песнопения, жесты. Просьбы о любви и плодородии, богатстве и процветании облекаются в форму детально разработанных ритуалов и находят свое выражение в ремесленных изделиях, статуях и рисунках богов. Благодаря этому вся огромная страна приобретает единый язык ритуала, общую символику, общее мировосприятие.

Цвет есть жизнь. Это находит свое отражение в устных преданиях Индии, в красной окраске одежд женщин, работающих на горчичных полях, в песнях и обрядах врат, освящающих смену времен года, в аромате цветов манго и гудении пчел. Цветовые узоры на стенах деревенской хижины или на земле, магические диаграммы или просто отпечатки женской руки на стене отвращают злоот хозяев дома.

Это упоение цветом и живым участием каждого в жизни богов находит свое яркое выражение в картинах, которыми деревенские жители окружают себя при малейшей возможности. Стены жилищ, улицы, лавки, базары становятся тем холстом, на котором запечатлеваются предания народа, подвиги богов и героев. Но эти живописные творения недолговечны и безымянны. Они появляются и исчезают, стены, на которых они нарисованы, покрываются свежей побелкой, но они возникают вновь, когда солнце совершает свой кругооборот и снова приходят ритуалы, сопровождающие смену времен года.

Женщины пользуются пятью красками: черной, изготавливаемой из жженого зерна, желтой — из порошка куркумы, смешанного с соком смоковницы, оранжевой — из дикорастущих цветов паласа (малабарского лакового дерева), красной из цветов лотоса кусум и зеленой — из кожуры граната. Эта традиция получения красителей из растений не изменялась со II века н. э.

Постепенный упадок традиционных ремесел и смешение эстетических принципов в крупнейших центрах по производству ремесленных изделий в Индии не сразу отразились на народных умельцах. В конце концов шоссейные дороги, транзисторные радиоприемники, синтетика и пластмассы добрались и до отдаленных деревень, нарушив их уединенность. Постепенно меняются условия жизни в деревнях, появляются новые формы и функции изделий и новые материалы для их изготовления Линейная направленность времени индустриального общества неизбежно разрушает представления о цикличности времени, свойственные деревенским ремесленникам.

Этот вызов ремесленники и в городе, и в деревне встречают достойно, как подобает мастерам. Их таланты пока еще дремлют, но они живы в наблюдательном оке и умелой руке творца Ему требуется только поощрение и он откликнется на него великолепной работой.

В Тричуре, штат Керала, возрождаются представления в честь богини Кали Темными ночами при свете мигающих масляных светильников изображение Бхагавати Кали рисуется цветными порошками на земле. Богиня, символизирующая мощь и изобилие земли и природы, ее покой и необузданную ярость, изображается с пламенем в одной из своих много численных рук Под громовые раскаты барабанов и песнопения жрец в танце уничтожает богиню. Ногами стирает он с земли изображение ее конечностей, глаз, грудей, лица, оставляя лишь пламя в ее руке, так как первозданная женская энергия бессмертна, огонь вечен. Когда изображение богини исчезает полностью и смешивается с пылью, из которой оно родилось, вдали в темноте загорается масляный светильник Пламя из рук богини как бы проносится сквозь пространство, чтобы зажечь этот светильник, тем самым символизируя победу богини над демоном. Бой барабанов достигает наивысшего предела.

Творение, разрушение, смена рождения и смерти, — будь то в бронзовой статуе танцующего Шивы, изваянной великим мастером, или в рисунке деревенского художника, изобразившего Бхагава ти Кали на пыльной земле, есть вечный танец бытия.

источник:http://www.peterlife.ru

Понравилась статья? Расскажи о ней друзьям на своей страничке.
Выберите социальную сеть: